Первый яхтенный опыт или как пересечь Черное море в шторм и влюбиться в него навсегда Первый яхтенный опыт или как пересечь Черное море в шторм и влюбиться в него навсегда
Lifestyle 13 ноября 2018

Первый яхтенный опыт или как пересечь Черное море в шторм и влюбиться в него навсегда

Рассказ о том, как офисный работник за четыре дня стал моряком. О том, что море бывает разным. О том, что вы не познаете этот мир, сидя в квартире!

Я пишу эти строки под завывание ветра в фалах и вантах. Мы стоим на якоре в живописной бухте Порт-де-Польенса на Балеарских островах. Иногда кажется, что Средиземное море такое небольшое, и можно пересечь его буквально за несколько недель. Но мы путешествуем вот уже третий год, и количество диких мест и тихих гаваней, куда бы мы обязательно хотели зайти, только растёт.

Свою настоящую морскую жизнь я начала 17 июня 2015 года, в день, когда наша новенькая шхуна под названием «Ирина» была спущена на воду в одесском яхт-клубе. До этого памятного дня мой практический морской опыт составлял лишь несколько походов по Чёрному морю (остров Березань, полуостров Крым, Кинбурнская коса, остров Тендровская коса, река Днепр) и кратковременные выходы в море вдоль одесского побережья в экипажах различных яхт, а теоретический опыт сводился к незаконченным курсам яхтенного рулевого 2-го класса. Мой муж Денис уже был состоявшимся моряком, пересек в одиночку всю Средиземку несколько раз на различных яхтах собственной постройки, и ему очень не терпелось выйти в море на яхте своей мечты!

Шхуна «Ирина» — седьмая яхта, построенная Денисом. Наша лодка особенная. Она воплощает в себе весь опыт хождения по морям, накопленный годами, и сочетает, казалось бы, несочетаемое: ретростиль и современные технологии строительства. В результате чего мы получили надёжную, легкую, быструю яхту с малой осадкой и классическим гафельным вооружением.

Как правило, сознательно прийти к автономной жизни в море, оставить мегаполис с его стабильностью и развитой инфраструктурой, очень тяжело. Но все страхи остаются далеко позади, когда вы наблюдаете восход у подножья вулкана Этна, или ныряете к дельфинам, которые пришли позабавиться к вашей яхте в открытом море, или чаёвничаете с людьми с другого конца света у себя на борту, или гуляете по ночной Валлетте.

Сейчас я с теплом вспоминаю моменты из нашей морской жизни, и всё самое неприятное (дикая усталость на вахтах, мокрая одежда, потрепанные паруса) лежит где-то очень глубоко в моём сознании. И всё же я часто вспоминаю тот день — тринадцатое августа 2016 года. Одна из причин — это была моя реинкарнация, начало новой жизни — морской, так называемая «точка невозврата». И действительно, оказавшись в великолепном Босфоре, очень сложно решиться выйти назад в Чёрное море против бушующего северного ветра и волн.

По невероятной случайности в этот день состоялась свадьба двоюродного брата Дениса, на которую мы никак не могли попасть, о чём очень жалели. Я знала, что наши родители на телефонах проводят большую часть праздника в ожидании новостей от нас. А их всё не было.

Мы пересекали Чёрное море с севера на юг. Наша цель — пролив Босфор. Стартовав за три дня до этого, в Очакове, мы и не подозревали, что нас ожидают такие испытания. Последние две ночи мы провели в штормовом море без сна, отдыха и пищи. Даже пить я не могла по причине суровой морской болезни. Для меня это был первый серьёзный штормовой переход.

Денис держался молодцом и всё время подбадривал меня. Опаснее всего было то, что погода ухудшалась на глазах. Мы находились примерно в 10 милях от турецкого берега, и до Босфора, по нашим расчётам, было миль 50−60. Ветер уверенно отваливал на норд-ост и мы шли уже в бейдевинд с рифом на гроте, фоке и зарифленном стакселе. Каждая высокая волна со срывающимся гребнем окатывала нас и наш кокпит с ног до головы, и парочку из них попали мне за шиворот в тот самый момент, когда я сняла капюшон. Это всё было ерундой по сравнению с тем, что к нам подходил шквал.

— Дёня, как ты думаешь, мы успеем до заката зайти в Босфор?

— Не знаю. — прозвучал ответ капитана.

Волны уже были в полмачты и я рулила на пределе. Мы менялись каждые 20−30минут, когда рулевой уставал. Тяжелее всего мне было в те моменты, когда Денис уходил работать с парусами (брать риф или настроить паруса) и я понимала, что от моей рулежки зависит наша жизнь. Один неверный поворот румпеля, неправильно отработать высокую волну — и брочинг нам обеспечен.

Первый шквал мы встретили достойно: взяли второй риф на гроте и убрали фок. Прошёл противный дождь с резкими порывами ветра. Анемометра у нас не было, но Денис сказал, что сила ветра около 45 узлов. Видимость упала до 200−300 метров, и я отчаянно пыталась всматриваться в берег, чтобы определить насколько мы продвинулись вперёд.

Второй шквал не заставил себя долго ждать. Я изо всех сил держалась за яхту, когда нас накрывала очередная волна. В этот момент я пожалела, что мы не успели в Одессе подготовить страховочные ремни на случай выпадения за борт.

Как же медленно в такие моменты тянется время! Дымка начала рассеиваться и я пристально всматривалась в берег. И вот, наконец, вдалеке на берегу я смогла разглядеть очертания большого моста.

— Босфоооор! Босфоооор! Как ты думаешь, сколько до него? Миль 15? Это ведь он, он? — кричу я капитану на ухо.

Оцениваем расстояние до берега. Чёрт, как же нас снесло! Волны-горы делают своё дело. Мы немедленно принимаем решение форсировать и поднимаем фок и грот по первую полку. Остаётся только молиться и надеяться, что рангоут выдержит нагрузки! Оставаться у берега с навальной волной в полмачты, да ещё и ночью — это почти самоубийство. Тогда я вспомнила, как подтрунивала над Денисом во время строительства яхты: «А у нас не слишком толстые ванты?» В эту минуту я задала прямо противоположный вопрос: «А у нас достаточно прочные ванты?»

Впереди маленький мысок, который нужно обойти. Необходимо делать контргалс, ничего не поделаешь. Обходим. Заветный Босфор всё ближе. Солнце начинает уверенно двигаться к горизонту, и тут я понимаю, что мы никак не успеем зайти до темноты. Перед входом в пролив, на рейде, качаются пару судов. Даже эти железные махины заметно бросает из стороны в сторону на гигантской волне.

Это был самый неповторимый закат в моей жизни. Кровавое солнце мне казалось новой планетой, огибающей нашу землю. Низкая густая облачность уже цеплялась за топ-мачты и рисовала невероятные узоры, в которые сложно было поверить. На секунду меня охватила мысль о том, что такой закат обязательно надо запечатлеть. Однако пробраться в каюту по такой погоде и успеть щёлкнуть затвором, да ещё и сохранив сухим фотоаппарат, было невыполнимой задачей.

— Как же мы будем входить в пролив с такой волной, да ещё и на тёмную? — вопрошаю я капитана. — Ведь наш подвесной мотор тут бесполезен.

— Другого выхода нет. Надо пробовать.

Убрав грот и увалившись по ветру, в кромешной темноте мы на ощупь понеслись с попутной волной ко входу в пролив. И тут — удача! Одно судно снялось с якоря и направилось к Босфору. Мы увязались за ним следом и его кормовой огонь указывал нам дорогу. Мы знали, что за первым мостом находится небольшая бухта Буюклиман, в которой мы сможем стать на якорь и укрыться от непогоды.

Якорная стоянка оказалась настоящим спасением для нас и наш якорь отлично забрал грунт. Я сделала короткий звонок родителям и сообщила, что у нас всё хорошо. Но хорошо ли? Внутри меня всё клокотало. Глядя, как Денис наводит порядок на палубе и завязывает паруса, я поражалась его стойкости и выдержке: моя голова начала склоняться на грудь, а веки вдруг стали слишком тяжёлыми. Я пообещала себе не засыпать без него и медленно поползла на койку. Тошнота потихоньку начала отступать, и я отлично помню свои последние мысли перед сном: «Завтра скажу ему, что такая жизнь не для меня. Продаём яхту и возвращаемся домой».

Проснувшись утром я увидела совершенно другую картину. Несмотря на то, что в Чёрном море продолжал бушевать шторм, тут, в Босфоре всё было иначе. Уютную и небольшую бухту Буюклиман моментально заполнили небольшие катера с шумными турками на борту, которые громко кричали нам «хэллоу», а я пыталась вспомнить свои навыки изучения турецкого и отвечала «мэраба». Мне стало жарко в каюте, и я выбралась наружу. Яркое солнце заливало невероятной красотой пролив, а капитан уже готовил нам завтрак. Я поделилась с ним вчерашними мыслями.

— Хорошо, как скажешь. — Сказал Денис. — Ну, давай хоть посмотрим Стамбул? До него рукой подать.

Я лукавила. Мне самой ужасно хотелось идти вперёд, а не назад, в то бушующее море.

— Надо обязательно посмотреть весь Босфор и Стамбул, раз уж мы здесь. — Вымолвила я. — Ни разу я не видела этот пролив с воды, хотя и многократно была в Турции.

И мы снялись с якоря в сторону Мраморного моря. Именно в этот момент я поняла, что у меня начинается совершенно новая жизнь, полная морских приключений, новых открытий и неизведанных берегов…

Ирина Донцова
Ирина Донцова
Мореман

Другие посты

{{ post.info.categoryName }} {{ post.info.date }}

{{ post.info.name }}

{{ post.info.authorName }}
{{ post.info.authorPosition }}
{{ post.info.authorDef }}